top of page

Александр Пуолакайнен: молодежный театр — это состояние души

«У нас маленький зал, мы просто не можем фальшивить, глядя зрителю в глаза. Этот откровенный разговор актеров со зрителями для нас важнее всего», – рассказывает в интервью «Столице» Александр Пуолакайнен, основатель, директор, художественный руководитель Русского молодежного театра. В понедельник, 20 марта, театру исполнилось 34 года.


Элла Аграновская

stolitsa@tallinnlv.ee

По своей натуре Александр Пуолакайнен человек мягкий, кулаком по столу никогда не стучит. Но в этом и нет нужды: в Русском молодежном театре особенная атмосфера – все на одной волне.

А начался театр в 12-й средней школе, которой в ту пору руководил директор Владимир Корниенко.

«В нашу школу пришел работать Юрий Петров, очень хороший музыкант. У Юрия Васильевича почти в каждом классе был ансамбль, в нашем десятом тоже. Мы готовились к очередному смотру художественной самодеятельности. И в журнале „Юность“ мне попалась публицистическая поэма Геннадия Красникова „Эпицентр“, мы с одноклассниками решили сделать музыкально-поэтическое представление. Сыграли, спели. На таком подъеме! В жюри сидели директор, завуч, педагоги – они вскочили с мест, стали нам аплодировать. Первый успех в моей жизни! Мы получили первое место, и я задумался о театре. Но не впервые – я очень любил Русский театр. Худруком тогда был Григорий Михайлов. Прекрасные спектакли, в труппе молодые актеры. Эдуард Томан – Карлсон, Андрей Тенета – Малыш. На всю жизнь врезалось в память!».

Игра в театр

Отслужив в армии, Александр пришел в родную школу: «Можно я открою театральный кружок?». Его взяли руководителем драмкружка, а через месяц предложили преподавать эстонский язык, потом дали классное руководство. Был завучем по внеклассной работе, учился в пединституте. Проработал в школе шесть лет, и все это время занимался своей театральной студией.

«Это была игра в театр: мы делали репертуар, у нас были декорации, костюмы, какая-то бутафория. Позиционировали мы себя как детский театр. Артист Русского театра Владимир Лаптев преподавал студийцам актерское мастерство. Все было хорошо, но директор уже был другой, администрации мы мешали: репетировали до десяти вечера, топтали пол. Нас стали потихоньку вытеснять».

В это время Игорю Ермакову удалось получить помещение на Калевипоя, 10. В одной половине здания разместилась музыкальная студия «Аплаус», в другой – театр.

«Мы сделали зал, сцену, гардероб ¬– театр ведь начинается с вешалки, – смеется Александр. – Поначалу зрителей было маловато. Но даже если бы пришел один человек, мы бы все равно играли, потому что нам было интересно».

Прошло десять лет

Играли очень много – в детских садах, делали воскресные программы в Центре культуры Lindakivi. И в один прекрасный день приехал Владимир Лаптев, в то время он уже работал в Москве, а в Таллинн привез свой моноспектакль «Красивая жизнь».

«Я пришел к нему на спектакль. Встретились, обрадовались друг другу, поговорили. В начале десятого сезона он поставил у нас спектакль „Вождь краснокожих“ по рассказу О’Генри. А через год – „Падшие ангелы“ по пьесе Людмилы Разумовской „Домой“. В то время я был на распутье: семью надо кормить, театр доход не приносит, наверное, надо бросить это дело». Спектакль «Падшие ангелы» – получился. Это был не просто сильный, пронзительный спектакль – он стал переломным моментом и в жизни Пуолакайнена, и в жизни театра.

«К нам пошли школы. С этим спектаклем мы объехали всю Эстонию. Я понял, что мы можем расти и двигаться вперед, поэтому должны заниматься своим делом и становиться настоящим профессиональным театром».

Лаптев приезжал еще много раз, благодаря ему в театре появился разнообразный репертуар. А «Падших ангелов» играли больше десяти лет, сейчас собираются восстановить этот спектакль: дети растут, в театр пришли новые зрители.

Театр, которого не существует

К сожалению, Министерство культуры Русский молодежный театр игнорирует.

«Нас – нет, мы – не существуем. Нас нет даже в списке эстонских театров. Сколько раз просили внести – безрезультатно. Интересуется нами только город Таллинн. Благодаря Михаилу Кылварту мы получили новую световую и звуковую аппаратуру. Благодаря Игорю Ермакову, он тогда был депутатом Горсобрания – новые кресла. Благодаря Марии Юферевой купили новый автобус, старый уже дышал на ладан.

Как-то раз новый министр пригласил руководителей всех театров. Спрашивает Пуолакайнена: «А зачем вы так много играете?».

«Отвечаю: „Мы репертуарный театр, мы не можем не играть“. – „Если бы вы играли один спектакль в год, мы бы выделяли вам на проект деньги. А что будет, если мы не дадим вам денег?“ – „Так вы и раньше не давали“. Короче, не дали, но мы работаем безостановочно».

Откровенный разговор со зрителями

Их девиз: «Молодежный театр – это не ограничение по возрасту, а состояние души».

«Зрители у нас разного возраста, а репертуар – от „Трех поросят“ до Чехова. Недавно сыграли премьеру – „Малыш и Карлсон“. Малыша играет мой средний сын Михаэль, их у меня трое».

Часто приходят школы – смотреть «Алые паруса», «Ромео и Джульетту», «Маяковский. ЛЮБ.лю». Было 18 новогодних спектаклей – все прошли с аншлагом, и это, не считая выездных, заказных.

Детские спектакли – по субботам и воскресеньям в 12 часов, для взрослых – вечером, в основном, по пятницам. В театре есть студия, четыре возрастные группы: 4 – 6 лет, 7 – 9, 10 – 15, и взрослая – 21+.

«Там мы находим и взрослых актеров. А какие-то спектакли ставим, если появляется актер на главную роль. Пришла девочка, смотрим – вот она, настоящая Дюймовочка! „Дюймовочку“ играли лет восемь, даже больше, потом героиня уехала в Англию. Есть у нас и профессиональные актеры: Константин Седов работает на Русском радио и больше десяти лет играет в нашем театре. Две прекрасные актрисы – Алла Миловидова и Екатерина Рачек – еще и режиссеры в нашем театре, ставят спектакли».

Многие ребята уехали в Москву, в Питер, снимаются, играют. Но очень многие остались в Русском молодежном театре.

«Они выросли в нашем театре, знают наш стиль игры, очень естественный, честный. У нас маленький зал, мы просто не можем фальшивить, глядя зрителю в глаза. И энергетика зала передается на сцену. Эта домашняя атмосфера, откровенный разговор актеров со зрителями для нас важнее всего».

19 просмотров0 комментариев
bottom of page