Маленький ангел-оптимист из американской глубинки

Сейчас так не пишут. Элинор Портер сочиняла повесть «Поллианна» в садике, разбитом на крыше собственного дома. Воздух был напоен цветочным ароматом и тем несколько ограниченным, но очень помогающим жить оптимизмом, который был так уместен в благополучном 1912 году. Ни тебе войны, ни тебе экономического кризиса. Люди были сентиментальны, богобоязненны, и если совершали некрасивые поступки, то после мучились угрызениями совести. Что, правда, не мешало, отмучавшись, продолжать в том же духе.

 

Элинор Портер, как большинство ее современниц-соотечественниц, наивно предполагала, что искренняя проповедь добра, изложенная в доступной литературной форме, способна изменить мир к лучшему. Кто знает, не маячил ли перед ее сознанием пример Гарриет Бичер-Стоу, чья «Хижина дяди Тома» привела к отмене рабства в США. Только мисс Портер стремилась изменить не общество, а людей.

И она создала образ 11-летней девочки Поллианны, которая во всех жизненных явлениях умела находить светлую сторону. Сиротка, которую суровая тетушка взяла к себе в дом исключительно из чувства долга, перевернула мировоззрение всех жителей городка своим стремлением жить "игрой в радость".

Театр, который не боится быть сентиментальным
Инсценировку «Поллианны» поставила в Русском молодежном театре VNT его ведущая актриса, а с некоторых пор и режиссер Алла Миловидова.

Режиссуре она училась, как говорится, вприглядку. И – уже со своей предыдущей постановки «Афганистан» - обнаружила в себе именно то, что называется режиссерским мышлением. Научить ему нельзя, научиться – можно. В «Поллианне» видны не только стремление поделиться со зрителем чем-то важным для театра, не только слова, но и несомненные приметы театральности, режиссерской руки, пусть пока не в каждом своем жесте достаточно твердой, но – смело можно сказать – многообещающей. 

Сегодня мы стыдимся открытости чувств. Хотя, может быть, именно ее так нехватает в современном обществе. Воровать – не стыдно. Играть на самых низменных чувствах толпы – не стыдно. Разрушать могилы и памятники - не стыдно. Быть добрым и сострадательным – неловко. 

А так как искусство отражает ту самую реальность, в которой нас угораздило жить, то подлинная сентиментальность, т.е. искренность и чистота чувства, исчезает и из искусства. Взамен ее приходит суррогат, слащавая дешевка. Назвать эту тенденцию абсолютной пока, слава Богу, рано, но господствующей – можно.

VNT не стыдится быть сентиментальным. Года два назад здесь поставили пьесу Эрика-Эмманюэля Шмитта «Оскар и Розовая Дама». Так как Оскара и других детей из онкологической клиники играли сверстники персонажей Шмитта, зрители плакали. И не стеснялись этого. 

Конечно, восклицать на манер оперного Онегина «Ты плачешь? Эти слезы дороже всех сокровищ мира!» было бы бессовестным преувеличением. Но всё-таки эти слезы прочищают не только глазные каналы и носоглотки, но и души. 

Мистер Пенглтон, а у вас в самом деле есть скелет в шкафу?
В «Поллианне» тоже играют дети из учебной студии при VNT – в заглавной роли Марина Лыжина, в роли бездомного мальчика Джимми – Сергей Ковтунов.

Спектакль получился более жестким и сатиричным, чем повесть. И причиной тому – 98 лет, отделяющих нас от времени ее создания. 

То, что в повести Портер казалось всего-навсего недостатком живого чувства, сегодня – в полном соответствии с реальностью – театр расшифровывает как ханжество и равнодушие к чужой беде.

Это относится к сценам «женской лиги». Четыре богатые дамы (актрисы Екатерина Рачек, Маргарита Кульбок, Александра Захарова и Наталья Буланикова) увлеченно обсуждают смету благотворительных мероприятий (типа помощи голодающим в Индии), но им глубоко плевать на судьбу местного бездомного мальчика Джимми. Четыре леди двигаются в ритме кадрили; в финале спектакле получается, что Поллианна попадает под машину не просто так, а потому, что бездушие этих дам (которые перебрасывают девочку друг другу.как мячик) заставило ее забыть об осторожности.

Зато образы остальных взрослых решены с мягкой сострадательной иронией. 
Несколько нудная старая дева мисс Полли (Алла Миловидова), которую поначалу непосредственность Поллианны выводила из себя, разумеется, оттаивает и даже находит личное счастье в лице милого чудака доктора Чилтона (Дмитрий Соболевский). Оттаивает, разумеется, и мизантроп мистер Пенглтон (Константин Седов), которого Поллианна совершенно обезоруживает вопросом: «Мистер Пенглтон, а у вас в самом деле есть скелет в шкафу?». Откуда ребенку знать, что это – всего-навсего образное выражение, и что тайна прошлого нелюдимого Пенглтона связана с судьбой самой Поллианны?

Образ главной героини получился в спектакле просто удивительным. Марина Лыжина не играет Поллианну, она становится ей. Девочка на редкость эмоциональная и искренняя в каждом проявлении чувств, она буквально завораживает зрителя.

Портер утешала своих читателей тем, что в конце концов всё будет хорошо. Но мы-то сегодня знаем, что это – далеко не обязательный финал. Даже такой истории. Марина Лыжина тоже чувствует это. В финале она читала письмо, которое Поллианна пишет из больницы. Читала, сидя на вынесенном в зал фанерном кубе. Маленькая актриса находилась примерно в полуметре от меня, и я слышал, как дрожит ее голос, и видел слезы на ее глазах. В отличие от автора, она не очень-то верила в то, что Поллианна выздоровеет…

В наше время зрителя утешает не хэппи-энд, а сам факт существования такой девочки, как Поллианна.

 

http://stolitsa.ee/search/post/14660?pattern=VNT&type=all&year=all

 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

© 2016 Русский молодёжный театр. Сайт создан на Wix.com