Свет и тени в мире детства

 

В первых числах мая в Таллинне состоялся XXII международный театральный фестиваль «Магия сцены», спектакли которого продемонстрировали высокий уровень молодежных театров.

С 3 по 5 мая Русский молодежный театр (VNT) под руководством Александра Пуолакайнена проводил в Таллинне уже 22-й по счету международный фестиваль «Магия сцены».

Международный статус ему на этот раз обеспечило участие двух театров из Полтавы — театра «Полтавские балаболки» и Духовного театра Тараса Духовного, а также театра из Евпатории «Золотой ключик». Остальные гости представляли Нарву, Раквере и Маарду.

Если искать общий знаменатель фестиваля, то он может быть сформулирован так: «Дисгармоничный мир нашего сегодня и мечущаяся в нем детская душа».

Два начала борются в этом мире. Стремление к свету и добру, находящее опору в традиции и в прекрасной классике — и ужас перед сулящей слишком мало хорошего реальностью, ужас, переходящий в твердую волю защитить ребенка и ошарашить публику честным и жестким показом его беззащитности.

Сказка утешает, прошлое дает силы
Светлой полосой были постановки сказок: сказка всегда оптимистична, зовет к игре, веселой и непринужденной, как «Волшебник Изумрудного города» по книжке Александра Волкова у евпаторийцев.

Они решили спектакль как детскую игру во дворе, с мгновенными сменами ситуаций, с постоянно повторяющимся — но не превращающимся в назойливую дидактику — напоминанием: «Верь в свои силы!».

Праздничным и задорным был «Маугли» нарвской «16-й комнаты»; изящным и уводящим в мир грез спектакль VNT «Волшебная лампа Аладдина».

«Наш Короленко» «Полтавских балаболок» стал данью глубочайшего уважения памяти хорошего писателя и великого человека и гражданина Владимира Галактионовича Короленко, который остался в истории своим отважным и бескомпромиссным заступничеством за всех жертв социальной несправедливости и произвола.

В царское время он защищал евреев от погромов (Полтава осталась единственным городом на Украине, в котором погромов не было), революционеров от жестокости жандармов; при большевиках вырывал из лап ВЧК облыжно обвиненных в контрреволюции людей.

(Среди нынешних писателей нет Толстых, Достоевских, Чеховых и Горьких, и это извинительно: гении рождаются редко. Но нет и таких смелых и самоотверженных поборников справедливости, как Короленко — и это укор нашему времени!)
Полтавчане вывели на сцену героев многих рассказов Короленко, спектакль получился очень фрагментарным, но мессидж, заложенный в нем, чувствовался ясно.

Обжигающая правота правды
Другой составляющей фестиваля была горькая и правдивая картина сегодняшнего дня. Своего рода триптих, составленный из «Рыжей» Ксении Драгунской (VNT, режиссер Александр Пуолакайнен), «Прощай, Арамантр» по пьесе 14-летней Полины Терещенко в постановке маардуских «Веера и шпаги» и школьного теат­ра WIN и совершенно удивительного спектакля раквереского «Яблока» по драме одного из основоположников «толь­яттинской школы драматургии» Вадима Леванова «Выглядки».

«Рыжая» и «Прощай, Арамантр» — об одном и том же. Одиночестве современного подростка, его попытках к бегству из реальности в мир собственных грез, предательстве друзей и отчуждении от родителей.

Конечно, VNT и «Веер и шпага» — труппы очень разного уровня, и то, что в спектак­ле VNT почти все роли исполняли ребята из учебной студии (уже достаточно умелые), только подчеркивало эту разницу; к тому же у VNT — пьеса профессионального опытного драматурга, а у маардусцев — наивная история про девочку, придумавшую себе воображаемых друзей и бегущую в этот мир, история, исчерпывающая себя почти сразу.

Но в данном случае речь идет не о художественных достоинствах, а о боли. И эту боль чувствуешь в обеих постановках.

Потому что чувствуют чужую боль
И напоследок — страшная и сделанная с удивительной искренностью и заразительностью — работа художественного руководителя «Яблока» Ольги Жулай.
Вадим Леванов (1967-2011) — очень жестокий драматург, он брал темами своих пьес изнанку жизни, не щадя ни персонажей, ни зрителя, причем, в отличие от своих не более талантливых, но более успешных последователей по «толь­яттинской школе», не спекулировал на неких особых потребностях отдельных теат­ральных менеджеров, смакуя подробности «помоечного реализма», а честно фиксировал обстоятельства, царящие в депрессивных регионах и депрессивной социальной среде.

«Выглядки» — история двух детей, брошенных взрослыми. «ОНА же работает. ОНА же говорит: «Работаю, работаю, а вы все сжираете, проглоты чертовы!» А еще ОНА говорит, что твой папка сволочь, нас бросил, а мой папка, говорит, помер», — объясняет тот, кто постарше, другому, и из детских разговоров вырастает картина нищеты, беспробудного пьянства, беспорядочных половых связей и прочего, что детям видеть не следует — но они были свидетелями всего этого.
В пьесе — два мальчика.

Ольга Жулай сделала эту историю еще горше: у нее в спектакле мальчик и девочка, их играют пятиклассник Кирилл Золотарев и второклассница Катя Машина. Оба сыграли потрясающе; сердце разрывалось, глядя на их персонажей, этих (уже умирающих от голода) отверженных.
После спектакля я поговорил с Катей.

Обыкновенная девочка из хорошей семьи, умненькая, очень деловая. «Я знаю, что это не я, а она», — говорила она про свою героиню. И слава Богу, что не перевоплощалась полностью, а играла — иначе такая нагрузка была бы запредельной для детской души.

«Выглядки» потрясли пуб­лику и в Таллинне, и в Ориссааре на всеэстонском фестивале детских коллективов, и в Берлине, куда «Яблоко» пригласили неожиданно для самой Ольги Жулай.
«Как они вживаются в эти роли?» — спросил я.

«Меня постоянно об этом спрашивали. — говорит Ольга. — А на всеэстонском фестивале в Ориссааре интересовались: «Почему они у вас по-настоящему плачут?». Я даже не знала, что ответить. Плачут потому, что чувствуют чужую боль».

«Я была потрясена, когда впервые прочла эту пьесу, — рассказывает Ольга. — Там в самом начале дети мечтают: может быть, женщина, которая то ли мать им, то ли нет, дети ее называют ОНА, принесет БЕЛОЕ. Или ЧЕРНОЕ. Я зацепилась за эти реплики. Подумала: это они про сахар. Или шоколад. А оказалось — это они про хлеб. И сразу мороз по коже. Страшно».

«В Таллинне ко мне подошла женщина: «Что вы со мной сделали? У меня душа перевернулась! Вам бы показать этот спектакль в женской колонии! Пусть те, кто попали за решетку и лишены родительских прав, заглянули бы в свои души», — говорит худрук «Яблока».

Раквереский театр «Яблоко» — очень серьезный театр. В его репертуаре «Лето и дым» Теннесси Уильямса, три пьесы очень модного нынче автора Ярославы Пулинович, хулиганская (в хорошем, чисто теат­ральном смысле) версия русской сказки «Морозко» Николая Коляды.

Театр раньше работал при Раквереской русской гимназии, теперь перешел под крыло Народного дома. Живет трудно, как, кстати, и VNT. А сколько еще в стране талантливых русских коллективов, о которых мы знаем пока слишком мало!

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

© 2016 Русский молодёжный театр. Сайт создан на Wix.com