«Магия сцены» взрослеет

В этом году фес­тиваль спектаклей для детей и молодежи «Магия сцены», который проводит Русский молодежный театр в Ласнамяэ (VNT), состоялся в 23-й раз. И заметно отличался от предыдущих. Как обычно, здесь были постановки и для самых маленьких, и для ребят постарше. Но лицо фестиваля на этот раз определили три спектакля, адресованные взрослому зрителю.

 

Кроме старых знакомых – детских и молодежных театров из Нарвы, Раквере, Маарду – в гости к VNT впервые приехал профессиональный коллектив – Академический русский театр им. Г. Константинова из столицы Республики Марий Эл Йошкар-Олы. Его спектакль «Солдатики» по пьесе Владимира Жеребцова, а также «Фантомные боли» Василия Сигарева Раквереского театра «Яблоко» и «Сотворившая чудо» Уильяма Гибсона VNT стали главными событиями «Магии сцены».

Прорыв из мира тьмы и тишины

«Сотворившая чудо» – пьеса, которая с успехом идет по всему миру уже больше полувека. В основе ее сюжета – воспоминания удивительной женщины Хелен Келлер, которая в возрасте 19 месяцев тяжело заболела и осталась слепоглухой на всю жизнь. Когда девочке было 7 лет, к ней пригласили молодую учительницу Энни Салливэн, только что окончившую спецшколу для людей с расстройствами зрения.

Энни нашла подход к казавшейся неуправляемой девочке, научила ее понимать связь между словами (которые были для Хелен только набором прикосновений к руке) и предметами. Хелен не только смогла в дальнейшем получить нормальное образование, но и стала писательницей и политической активисткой.

Пьеса рассказывает только о самом начале этого прорыва. Она выигрышна – и вместе с тем непроста для постановки; в ней много действующих лиц, диалоги довольно многословны.

В VNT ее поставила Алла Миловидова, «ветеран» театра, пришедшая в него совсем еще ребенком и ставшая не только ведущей актрисой, но и, безусловно, способным режиссером. Хелен играет очень одаренная Марина Лыжина – в ее актерской индивидуальности есть та чистая, прозрачная и необычная нота, которая позволяет юной актрисе создавать образы девочек немножко не от мира сего, но удивительно привлекательных. В «Полианне» она сыграла очень добрую и самоотверженную девочку, настоящего ангела маленького городка. Здесь же от нее требовалось быть в первых сценах спектакля ожесточенной, истеричной, упрямой – и только потом, под влиянием методов Энн, то нежных, то жестких, оттаивать, открывать свое сердце учительнице. Не менее сложна и роль Энни Салливэн, сыгранная Екатериной Рачек. Учительница помнит, что сама долго считала себя не такой как все, аутсайдером; она преодолевала болезнь, не щадя себя, и знает, что нельзя щадить Хелен – иначе ничего не получится. «Из жалости я должен быть суров», – говорил Гамлет; здесь именно такой случай.

Откровенно, честно и безжалостно

Режиссер очень тактично сократила пьесу, убрала часть персонажей – и от этого действие стало динамичнее. Все актеры играли очень искренне – и не боялись того, что спектакль прозвучит сентиментально. Он так и прозвучал, и – честное слово, сам видел – многие вполне взрослые зрительницы, не скрывая, прикладывали платочки к мокрым от слез глазам.

Если VNT дарил зрителям минуты утешения и веры в то, что даже из самого безвыходного положения, если очень захотеть, можно найти выход, то два других спектакля – «Солдатики» и «Фантомные боли» – бескомпромиссно и жестко рисовали картину страшного мира, где обман, унижение и насилие превратились в привычную повсе­дневность. И трудно представить себе, что возможно жить иначе.

 

Пьесы Жеребцова и Сигарева заметно схожи, хотя в первой из них идет речь об армейской дедовщине, а во второй рассказывается история молодой женщины,  дочь и муж которой погибли (девочка под машиной, мужчина под трамваем). Женщина сошла с ума, ей каждый молодой человек в очках кажется покойным мужем – и местные парни пользуются этим, забавляясь с ней.

В обоих спектаклях есть очень схожие типовые образы современных молодых людей: слегка побитый жизнью крепкий парень, выходец из «простого народа», не слишком образованный и имеющий весьма отдаленные понятия о нравственности, – и «ботаник», физически слабый, боящийся боли – но внезапно обнаруживающий в себе запас духовной стойкости.

И в обеих постановках молодые актеры чрезвычайно органичны, естественны. И если для «Солдатиков» это естественно: играют-то профессионалы, то совсем юные артисты раквереского «Яблока» просто поразили. Причем два из них, Катя Молчанова и Никита Гикало, еще учатся в гимназии, а третий, Андрей Глуханкин, по профессии бухгалтер. Режиссер Ольга Жулай тоже не имеет театрального образования, но это не помешало ей сделать глубокий и проникновенный спектакль.

Особенно запомнилась работа Кати Молчановой. Она сыграла не сумасшедшую, а юродивую, молодую женщину, которая от страшного горя ушла в придуманный ею мир и, возможно, где-то в глубине души догадывается, что и дочери у нее уже нет, и мужчина, с которым она проводит ночь, не ее муж.  Но ей необходимо верить в это, чтобы отгородиться от постоянной памяти о двойной трагедии. И, не исключено, что она чувствует: парни, которые вовсю пользуются ею, тоже страшно одиноки, и за то, что она дарит им частицу своего тепла, ей где-то, не на этом свете, зачтется...

...Действие «Солдатиков» (режиссер Александр Сучков) происходит на хоздворе расположенной в казахской степи ракетной части. Бывалый сержант Хрустяшин (Игорь Новоселов) «сослан» пасти свиней, так как не поладил с дембелями,  и те регулярно били его. А хрупкий и интеллигентный салага Новиков (Ярослав Ефремов) – отправлен сюда потому, что он просто недоразумение, а не солдат. К тому же верует в Бога и не вступает в комсомол.

Самое мощное событие фестиваля

Спектакль – не столько о буднях армейской жизни где-то середины 1980-х, сколько о том, что все держится на насилии, каждый – слаб, и на него кто-то давит, и ищет слабейшего, чтобы давить на него. Старший лейтенант Алтынов (Антон Типкин) регулярно получает втыки от замполита части – и отыгрывается на Хрустяшине, хотя время от времени снисходит от командных окриков и ударов под дых – до фамильярности. Хрустяшин, в свою очередь, пытается «строить» молодого, но Новиков настолько доброжелателен, незлобив и отзывчив, что издеваться над ним просто неловко.

 

Еще две яркие актерские работы. Бес (Сергей Васин), от которого с первого его выхода веет угрозой, солдат – и в то же время неофициальный пахан этих мест, помыкающий Хрустяшиным (но и над Бесом есть те, кого он смертельно боится). И гарнизонная Мессалина Анька (Елена Паршкова), падшая красавица, в  которой мимолетная встреча с Новиковым вдруг пробудила тягу к высокому.

Если в «Фантомных болях» все же в финале слегка забрезжил свет, то финал «Солдатиков» безысходен – Хрустяшина и Новикова, осмелившихся пойти против права сильного,  Бес и те, кто стоят за ним, в лучшем случае изувечат, а то и убьют. Моральная победа здесь – слишком слабое утешение.

«Солдатики» остались самым мощным событием фестиваля. Актеры играли буквально в метре от разместившихся здесь же, на сцене, зрителей – и каждое мгновение, прожитое их героями, отзывалось в зале.

...И «Солдатики», и «Фантомные боли» – та самая «новая драматургия», которая была и остается для театров и зрителей очень проблемной. Зрителя воротит от «чернухи», а театры часто относятся к этим текстам с какой-то долей снобизма, играют их, относясь к происходящему несколько отстраненно: мол, это нынче прогрессивно, но не про нас (а про кого же тогда?).

Оттого на столичных сценах такие постановки выглядят, как правило, весьма спорными. Но в провинции понимают, что это – не «чернуха», не нарочитое письмо «грязным по грязному», а, к сожалению, сегодняшняя боль, которая не в фантазиях авторов и не в режиссерских решениях, а вокруг, в повседневности. И «провинциальные» постановки этих пьес – искренни и честны.

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

© 2016 Русский молодёжный театр. Сайт создан на Wix.com