Двое в шестистах метрах над пропастью: спектакль Русского молодежного театра «На краю»

Юлия и Август, герои интеллектуальной драмы чешско-немецкого писателя Игоря Бауэршимы «Norway today», приехали во фьорд, чтобы взявшись за руки шагнуть с края пропасти и свести счеты с жизнью. Хватило ли у них смелости (или, напротив, страха перед жизнью и отвращения к ней) чтобы сделать роковой шаг? Ответ предлагает поставленный Аллой Миловидовой по этой пьесе в Русском молодежном театре VNT спектакль «На краю».

Чтобы взяться за эту пьесу, требовалась отвага. Не та безрассудная и часто бессмысленная, идущая от потери ориентиров, отвага, которая подталкивает подростков к суициду, а отвага вторгнуться в одну из самых больных (а для молодежного театра, может быть, и самую болезненную!) тему.

Алла Миловидова и ассистировавшая ей в работе над спектаклем Екатерина Рачек и актеры Марина Лыжина и Иван Турапин знают о героях привязанной к благополучной Европе пьесы, возможно, больше, чем сам автор. Потому что в старой Европе в самом деле для того, чтобы броситься с обрыва или с крыши высотного дома, наглотаться снотворного или сознательно пойти на передоз наркотиков, вскрыть себе вены и т.д., в самом деле главный и достаточный мотив – это то, что говорит Юля:

Я не вписываюсь в людское общество, даже тех, кто устал от жизни. Это печальная истина, но все же истина. Если мне и неуютно среди людей, то происходит это, потому как не другие, а я не проявляю себя, как мне бы хотелось. Необходимость исполнять роль, внутренне сопротивляясь этому, делает для меня любое общество в тягость, а легко мне лишь в своем собственном обществе, потому как там я могу быть настоящей... А с людьми это невозможно».

Или утрата интереса и смысла жизни, как у Августа: «Ничего здесь настоящего не произойдет. Вот представьте себе: сейчас мы все вместе уйдем с Юлей. Все. Может, это и было бы настоящее!»

«У нас же к этому добавляется острое ощущение социального неравенства, «стеклянный потолок», который мало кому удается пробить; знание, что бездарному сынку олигарха, который получил университетский диплом где-то за бугром, покупают роскошную политическую карьеру, а ты, талантливый и бедный, мало на что можешь расчитывать – разве что на удачу, но шансы на нее примерно такие же, как на выигрыш суммы с шестью нулями в «Викинг лото».

Естественно, того, чего не написал Бауэршима, артисты не говорят. Но чувствуется, что это растворено в подсознании героев и становится дополнительным мотивом…

Одиночество в сети

Юля и Август знакомятся в интернете, в чате для потенциальных самоубийц. И это – очень точное объяснение. Когда тебе обрыдло все в реальном мире, уходишь в виртуальный. Сеть затягивает, и подросток бьется во всемирной паутине, не видя выхода. Мысли о суициде, возможно, посещают каждого второго из тех, кому от 14 до 19 лет. Но в интернет-сообществе единомышленников эти мысли приходят в резонанс, требуют перейти от слов (которые ты произносишь себе наедине с собой) к делу…

Естественно, инициатива исходит от девушки. Юля у Марины Лыжиной взрослее и решительнее; она ведет Августа за собой и выбирает место суицида – норвежский фьорд, в котором когда-то была с семьей, и когда она – тогда еще совсем маленькая – наклонялась над обрывом, чтобы посмотреть вниз, отец крепко держал ее за ноги.

Танатос против Эроса и северного сияния

Постановка удивительно гармонична по зрительским ощущениям. Прекрасная игра света (за пультом Дмитрий Соболевский), точный и впечатляющий саундтрек, тактичное использование телевизионной хроники и видео онлайн. И эта внутрення гармония спектакля подчеркивает дисгармонию, которая творится в душах юных героев.

Танатос – воля к смерти, владеющая Юлией и Августом – вступает в противоречие с красотой мира, с северным сиянием, от восторга перед которым герои на миг забывают, зачем они здесь. Но у воли к суициду есть еще более мощный противник. Жизненная сила, которая на какое-то время уснула в героях, но во фьорде вдруг пробудилась. Воля к близости; может быть еще не любовь, но предвестье ее, непреодолимая эротическая тяга друг к другу. Невозможно уйти, так и не узнав ее…

Бауэршима – и, заодно с ним, театр – не хочет играть в поддавки со зрителем. Как просто и приятно было бы заставить героев забыть о самоубийстве и закончить спектакль кинематографическим поцелуем в диафрагму на фоне невероятной красоты северной природы, созданной Богом, который, кстати, во всех религиях, данных цивилизованному миру, осуждает самоубийство. Но герои еще не приняли решение, они колеблются между Танатосом и Эросом – и зал, затаив духание, следит, что же произойдет…

…Я не устаю удивляться, как растет VNT, как все увереннее и разнообразнее становится режиссерский почерк Аллы Миловидовой; она от спектакля к спектаклю ставит перед актерами все более сложные задачи – и те точно выполняют их.

Как страшно, когда некому удерживать тебя за ноги, когда ты свешиваешься над пропастью и ее чудовищная глубина манит тебя. Спектакль Русского молодежного театра старается удержать от безрассудного шага.

 

 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

© 2016 Русский молодёжный театр. Сайт создан на Wix.com