«Эта Снегурочка – настоящая»: актриса VNT Екатерина Рачек

«Любовь и театр», – так отвечает на вопрос о том, что ей нужно для счастья актриса Екатерина Рачек (31). Эдит Пиаф и Баба Яга, Лолита и Буратино – за одиннадцать лет в Русском молодежном театре, без которого она не представляет жизни, Екатерина сыграла огромное количество самых разных ролей и поставила несколько спектаклей.

 

 

«Я болела театром с самого детства. Сколько себя помню, всегда хотела быть актрисой, – говорит Екатерина. – В школьные годы занималась в театральной студии. Но после того, как я получила „тройку“ по математике в четверти, папа мне запретил – он всегда был против театра. Но в школе на всех мероприятиях я все равно была первая – сочиняла, играла и т. д. Моя классная руководительница даже называла меня „мой режиссер“».

По окончании школы Екатерина, уверенная и раскрепощенная на сцене, не решилась продолжить образование где-то вдалеке от Таллинна, в котором она родилась и выросла: «Было страшно уехать куда-то учиться. Театральный вуз тогда был только в Вильянди. И в Художественной академии был какой-то театральный факультет, но все обучение шло на эстонском. Я его знала хорошо, но не представляла себе, как можно изучать театральное дело на неродном языке – я же свою душу открываю».

Екатерина стала посещать Студию Русского театра, а в январе 2007 года одна из студиек привела ее в Русский молодежный театр (VNT). «Первые несколько месяцев мне было очень трудно, – признается наша героиня. – Там был уже сложившийся коллектив, в него нужно было влиться. Кроме того, я пришла уже достаточно взрослой, а обычно туда приходят детьми или подростками. Но тем не менее, я осталась». 

К настоящему моменту, как сообщается на сайте VNT, Екатерина Рачек поставила в театре пять спектаклей и сыграла более ста ролей. «Ролей больше, – уточняет актриса. – Директор до какого-то времени считал, а последние года три уже перестал». 

На вопрос о том, как она пришла к тому, чтобы самой ставить спектакли, Екатерина отвечает: «Я просто вижу картинку. Читаю рассказ или пьесу и сразу понимаю: это можно сделать вот так, это – вот так и так. Я вижу, в чем смысл, чувствую. Хотя у меня нет соответствующего образования. Режиссуре, конечно, стоит учиться, надо знать азы какие-то. Я, скажем так, занималась саморазвитием – читала книги, ездила на мастер-классы. Но мне хочется еще больше развиваться, для того чтобы я могла назвать себя режиссером. Потому что сейчас я себя им не считаю. Я пробую ставить спектакли – назовем это так. Но вообще мне больше нравится играть». 

 

Объятия для Золушки

Причем играть Екатерина предпочитает именно на театральной сцене, кино же ей ближе со стороны съемочной группы. Такой опыт у нашей собеседницы тоже имеется. Она принимала участие в разных проектах, и в том числе, в съемках сериала «Мост», действие которого разворачивается на российско-эстонской границе. Екатерина была ассистентом по актерам и бригадиром массовки, то есть, находила людей на определенные роли или актеров массовых сцен. 

«Мне нравится создавать весь этот процесс, – говорит Екатерина. – Когда в кадре одна актриса качается на качелях, а за кадром тридцать пять человек стоит и каждый что-то делает. И это длится десять секунд, и так по четыре-пять раз, а потом: „Ура, мы сняли сцену!“. Съемочный день, потом два часа сна и опять съемочный день – вот это я очень люблю. Когда бегать нужно, суетиться, искать. А вот проживать в кадре несколько раз один какой-то кусочек мне тяжелее. Это как будто бы нечестно, что ли. Вот я сыграла: „Я тебя люблю!“, и потом: „Нет, не получилось, давайте еще раз“. И снова: „Я тебя люблю!“. Мне это не близко. В театре я вхожу в образ, начинаю жить и сразу же проживаю». 

Но и на сцене есть свои нюансы. Так, Екатерина признается, что роль, к примеру, «веселой пампушки-хохотушки» ей далась бы труднее, чем более серьезные образы: «Я юморной человек, и все считают, что я очень легко играю комедийные роли, но на самом деле мне сложно».

Поскольку большую часть репертуара VNT составляют детские спектакли, Екатерина хорошо знакома юным зрителям и их мамам. «Выхожу я как-то грустная из автобуса, вдруг сзади слышу: "Золушка! Зо-олушка-а!". Оборачиваюсь и вижу: ко мне женщина бежит. Обняла меня крепко», - с улыбкой вспоминает наша собеседница. 

Мамонтенок, мартышка, лиса, ворона, кошка, Баба Яга и Шапокляк – вот далеко не полный список персонажей, в которых перевоплощается Екатерина на радость малышне. «Дети так во все верят! Выходишь на сцену и видишь эти глазки, эмоции, - делится актриса. - Иногда подходят родители и говорят: "Мой ребенок сказал о вас, что вот эта Снегурочка настоящая". А у меня к тому же часто руки холодные, ребенок подходит, берет меня за руку: "Ну точно Снегурочка!"»

Среди ролей в спектаклях для взрослого зрителя Екатерина выделяет, например, созданный ей образ Эдит Пиаф: «Не могу сказать, что это я, но здесь очень много того, что я уже прожила или прочувствовала. Я очень аккуратно подхожу к этой роли, чтобы не было пародии. Эта героиня мне близка. Не то чтобы мне было легко ее играть, просто я хорошо понимаю, о чем речь. Как-то после спектакля я пять раз выходила на поклон, и потом зрители подходили, обнимали, благодарили. Чувствуется, что в них "попала" вся эта история. А вообще, нужно все делать по-честному и от души, и для взрослых, и для детей». 

 

«Театр – мой дом»

О Русском молодежном театре актриса говорит просто: «Я там живу, это мой дом. Даже, наверное, не второй дом, а первый. Потому что я там провожу намного больше времени, чем дома». Помимо всего прочего, Екатерина преподает в театральной студии. «Я люблю детей, – улыбается она. – Преподавать мне нравится. Конечно, не всегда это легко, не всегда есть нужный настрой, но я прихожу к детям, начинаю занятие и заряжаюсь от них энергией». Также наша собеседница преподает актерское мастерство в модельной школе – учит будущих моделей, в первую очередь, раскрепощению: «Чтобы они чувствовали себя уверенно. Потому что многие из них боятся даже просто подняться на сцену. Они приходят очень зажатыми, как буратинки такие. Так что для нас главное – снять этот зажим. Еще фантазию развиваем – им ведь надо уметь придумывать образы». 

Рассуждая о том, что ей нужно для счастья, Екатерина снова возвращается к любимому делу: «Естественно, это мой театр, мое творчество. Еще любовь. Это, наверное, два основных пункта: любовь и театр. Конечно, близкие и друзья важны, но я, наверное, уже вышла из того возраста, когда мне нужно было много людей вокруг. Да, я и сейчас легко нахожу общий язык с окружающими, и знакомых у меня много. Но близких друзей – мало. Я и сама не гонюсь за количеством. Я очень резко отношусь к предательству, и если представление человека о дружбе отличается от моего, он, скорее всего, перейдет в разряд приятелей – я не смогу ему уже доверить все». 

«Вам нужно на большую сцену!» - нередко советуют Екатерине восхищенные зрители после спектакля. Подумывала ли актриса сменить место работы? «Я никогда не могу подобрать слова, чтобы объяснить, что для меня значит мой театр, – задумывается наша собеседница. – Это как… ребенок, что ли. Как можно сказать ему: "Все, я теперь буду любить другого ребенка. А ты иди гуляй, тебе уже восемнадцать, с тобой будем видеться раз в год…". Я одиннадцать лет здесь, по ступенькам создавала себя в этом театре, театр в себе и все вместе. У меня уже такое ощущение, что я корнями в него проросла. Мне хочется развивать именно этот театр, делать что-то для него. Но, конечно, радостно, когда есть какие-то проекты на стороне – это опыт и взаимодействие с новыми людьми – актерами, режиссерами». 

 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

© 2016 Русский молодёжный театр. Сайт создан на Wix.com